Немешайте Мнеделатьглупости (veriochen) wrote,
Немешайте Мнеделатьглупости
veriochen

Дискурс помочей

Знаете, есть такие вопросы, которые мучают тебя всю жизнь. Например, голубые помочи Кристофера Робина.

«Винни-Пух и все-все-все» в пересказе Бориса Заходера.

«– Я сниму рубашку, и мы все возьмем ее за края, и тогда Крошка Ру и Тигра могут туда прыгнуть, все равно как в гамак, они только покачаются и нисколько не ушибутся.
– Как снять Тигру с дерева, – сказал Иа-Иа, – и никому не повредить! Придерживайся этих правил, уважаемый Пятачок, и все будет в порядке!
Но уважаемый Пятачок ничего не слышал – так он волновался при мысли, что снова увидит голубые помочи Кристофера Робина. Он уже их видел однажды, когда был гораздо моложе, и пришел тогда в такое возбуждение, что его уложили спать на полчаса раньше обычного.
И с тех пор он всегда мечтал проверить, действительно ли они такие голубые и такие помочные, как ему показалось.
Поэтому, когда Кристофер Робин снял рубашку и ожидания Пятачка оправдались в полной мере, Пятачок на радостях простил Иа обиду, ласково улыбнулся ему и даже взялся за тот же край рубашки.
А Иа шепнул ему:
– Конечно, и теперь нельзя ручаться, что не произойдет несчастного случая. Несчастные случаи – очень странные штуки. Они обычно случаются совершенно случайно».

Даже если не брать в расчет эту странную коннотацию, что Пятачок перевозбудился, и избегать современной интерпретации цвета помочей, вопрос, почему помочи (они же подтяжки) ПОД рубашкой? Да само это слово — ПОМОЧИ! Помочи, Карл!
Прибегнув к помощи гугла, можно выяснить, что этот вопрос мучает не только меня.

Пора разобраться.

В оригинале:

"I'll take off my tunic and we'll each hold a corner,and then Roo and Tigger can jump into it, and it will be all soft and bouncy for them, and they won't hurt themselves."
"Getting Tigger down," said Eeyore, "and not hurting anybody. Keep those two ideas in your head, Piglet, and you'll be all right."
But Piglet wasn't listening, he was so agog at the thought of seeing Christopher Robin's blue braces again. He had only seen them once before, when he was much younger, and, being a little over-excited by them, had had to go to bed half an hour earlier than usual; and he had always wondered since if they were really as blue and as bracing as he had thought them.
So when Christopher Robin took his tunic off, and they were, he felt quite friendly to Eeyore again, and held the corner of the tunic next to him and smiled happily at him. And Eeyore whispered back: "I'm not saying there won't be an Accident now, mind you. They're funny things, Accidents. You never have them till you're having them."

То есть у нас тут есть:

tunic — туника (у Заходера — рубашка)
braces — подтяжки (помочи, а кроме того гугл радостно переводит это как «брэкеты» - еще веселее, правда?)
bracing — бодрящий — перевод, который мне дает гугл, это то, что у Заходера «помочные», в оригинале тут явно более явная и изящная игра слов.

В сети находится вообще удивительное явление - «Винни Пух и философия обыденного языка», Вадим Руднев.

Где, в частности присутствуют следующие феерические комментарии:

«Вторым латентным сексуальным соперником Пуха выступает И-Ё, его полная противоположность в характерологическом и речевом планах (см. ниже). В главе «День рождения» Поросенок и Пух должны подарить И-Ё подарок. Пух решает подарить горшок с медом, но по дороге съедает мед (видимо, он подсознательно понимает, что священный мед никому нельзя отдавать, тем более И-Ё, который в конце книги отбирает у него функцию поэта). Таким образом, Пух дарит И-Ё пустой горшок из-под меда, то есть «обессемененный» пустой фаллос. Что же делает Поросенок, испытывающий к И-Ё определенного рода сексуальное влечение? Вспомним место в ВП, когда Поросенок хочет подарить И-Ё фиалки, а тот ломает три скрещенные палки в виде буквы А, символ образования. Поросенок решает подарить И-Ё воздушный шар — упругий символ беременности, элемент архаического «забытого языка» [Fromm 1951}. Однако подсознательная боязнь беременности заставляет его порвать шар, который превращается в мокрую тряпку. Таким образом, Пух приносит И-Ё в подарок пустой горшок, а Поросенок — порванный воздушный шарик. Казалось бы, это символизирует полный сексуальный крах. Одна ко И-Ё находит выход в символической мастурбации — он всовывает порванный шарик в пустой горшок, вынимает и всовывает обратно».
«В конце книги Пух увенчивается как сексуальный лидер бревном (pole), символом Северного Полюса».

«В книге «Дом в Медвежьем Углу» роль сексуальных мотивов и их значимость резко уменьшается, так как эта книга скорее напоминает роман воспитания (подробнее см. последний раздел этой статьи): разрушение инстинктов раннего детства и утверждение положительных социальных идеалов (здесь, впрочем, намечается другая сексуальная пара — Тиггер и Бэби Ру: «Вот ты сейчас сам убедишься», храбро сказал Тиггер. «А ты можешь сесть мне на спину и наблюдать». Ибо из всех вещей, о которых он сказал, что Тиггеры умеют их делать, он неожиданно почувствовал уверенность именно относительно лазанья по деревьям. «Оо, Тиггер, — оо, Тиггер, — оо, Тиггер», возбужден но пищал Ру»), но именно лишь намечается).»
Хотя автор позиционирует свой перевод как максимально точный, ситуация с помочами не становится понятней:
«Я сниму твою Тунику71, и мы возьмемся каждый за свой угол, и тогда Ру и Тиггер смогут туда прыгнуть, и это будет безопасно и упруго, так что они не ушибутся».
«Спустить Тиггера вниз», говорит И-Ё, «не поранив кого бы то ни было. Держи эти две мысли в голове, Поросенок, и все будет в порядке».


Хотя перевод позиционируется автором как предельно точный, ситуацию до конца он не проясняет:

"Но Поросенок не слушал, он пришел в возбуждение от мысли увидеть снова голубые подтяжки Кристофера Робина. Он их раньше видел только один раз, когда был гораздо моложе, и был так перевобужден от их созерцания, что должен был лечь спать на полчаса раньше, чем обычно; и он всегда размышлял, на самом ли деле они были такими голубыми и тянучими, какими он их себе представял. Итак, Кристофер Робин снял Тунику, и оказалось, что они действительно точно такие и были. Поросенок почувствовал полное дружелюбие к И-Ё и даже держал конец Туники рядом с ним и радостно улыбался ему. И-Ё же шепнул в сторону: «Я не говорил, что Несчастье не случится. Несчастья — это забавная вещь. Вы о них никогда не думаете, пока их нет».

71. По воспоминаниям Кристофера Милна, его часто одевали в одежду для девочек [Milne 1976: 53].
Собственно, если вы немножко интересовались историей костюма вообще, или детской одежды в частности, то, наверняка, знаете, что действительно, всех детей без разбора пола одевали в платья лет до 7. Например, вот Николай II




Где-то как раз в начале ХХ века перестали. Кристофер Робин родился в 1920 году. Можно предположить, что это как раз пережитки прошлого. Однако это не объясняет, почему у девочки подтяжки под туникой? Много вы видели таких девочек?

С другой стороны, если мы посмотрим на классические иллюстрации Эрнеста Шепарда, то все оказывается очень просто. Мальчик был срисован непосредственно с Кристофера Робина, и одежда — свободная блуза поверх коротких штанишек, как Кристофер и одевался в действительности.





Т.е. да, помочи могут, действительно, там скрываться, под этой туникой-рубашкой. Это лямки шорт (шортов? вроде, все-таки шорт...).

За одним, можно вспомнить, как была устроена детская одежда до изобретения колготок в Советском Союзе.
Вот тоже загадочный для меня в детстве кусок из очень любимой книги Ирины Токмаковой «Сосны шумят»

 «Потом прибежала Олеся. У неё были красные глаза и какое-то не такое лицо.
   – Ребята, быстро одеваться и в умывальную, – сказала она. – Старшие, помогите маленьким застегнуть лифчики. Умоетесь – садитесь за столики. Я сейчас принесу кашу.
   – А тётя Нюра?
   – Тётя Нюра не придет. Тётя Нюра плохо себя чувствует».


Что это вообще за лифчики на детях?
Разобралась я с этим, когда делала презентацию для печи-кучи про колготки. Это конструкция нижнего белья, лиф наподобие майки, к нему подвязками крепятся чулки, и поверх всего этого надевается остальная одежда.


Поэтому у меня еще появилась версия про эти самые подвязки для чулок в качестве помочей. И угасла. Потому что Кристофер Робин и в жизни, и на иллюстрациях все время в гольфах.



А вот он вырос


Про всякое грустное, в частности, как Винни-Пух испортил ему жизнь, если захотите сами прочитаете.

А вот интересная статья про смену пола при переводе (Сова на самом деле мужчина, и Багира тоже).

Пока это все на сегодня о помочах.




И напоследок:
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments